Угольный кек


Прощай, кек: экология как бизнес

Бизнес-журнал «Капитал» продолжает серию материалов о резидентах Кузбасского технопарка. В этот раз мы расскажем о компании, чья работа связана с приоритетной для нашего региона угольной промышленностью. Впрочем, по странной иронии судьбы едва ли не больше заказчиков это научное предприятие находит как раз за пределами Кузбасса... Но обо всём по порядку.

 

Миллионы тонн в отвалах

«Наша компания фактически существует уже более тридцати лет, ещё с советских времён. В начале 80-х годов в Советском Союзе всерьёз стали заниматься проблемой гидротранспортирования сыпучих грузов, в том числе и угля. Был создан специальный научно-исследовательский институт в Москве с отделением в Новокузнецке. Затем построили и ввели в эксплуатацию 262-километровый углепровод Белово-Новосибирск. Однако после распада СССР созданный комплекс оказался невостребованным. Но мы продолжили работу, сосредоточившись, в частности, на разработке и внедрении экологически чистых технологий переработки и сжигания угля».

Это слова директора по науке новокузнецкого предприятия Сибэкотехника Василия Мурко. В советские времена, добавляет Василий Иванович, с внедрением новых технологий было не в пример проще. Потому что 15–20 процентов бюджета научно-исследовательских институтов как раз и закладывалось на проведение поисковых работ. Предположим, ты предлагаешь какую-то идею с мероприятиями по ее реализации, собирается учёный совет — и если он проект одобряет, то начинаются практические шаги. «Путь от идеи до её воплощения был реальным и не особенно длинным. Сейчас, конечно, всё несколько иначе».

Основную работу компания ведёт в Новокузнецке, но есть и опытная установка в Кемерове, созданная в рамках российско-китайского проекта совместно с учёными КузГТУ. Окраина Рудничного района, в небольшом одноэтажном помещении эта установка и работает. Она уникальна — позволяет перерабатывать в энергию отходы горно-обогатительных предприятий, прежде всего так называемый угольный кек.

«В настоящий момент его попросту сваливают в отвалы. Причём надо понимать, что после переработки угля на обогатительных фабриках выбраковывается до 10 процентов всего изначального сырья. Грубо говоря, 10 миллионов тонн угля переработали — один миллион в качестве кека идёт в отвалы. Между тем, наша установка, вот этот самый котёл, способна решить проблему утилизации угольного кека. Да ещё и с пользой для всех».

 

От Польши до Вьетнама

С пользой для всех — это и потому, что при переработке кека в установке вырабатывается энергия, способная обогреть и осветить как минимум целый комплекс зданий, но не только поэтому. А ещё и потому, что проблему хранения угольных отвалов таким образом можно тоже решить. С точки зрения экологии, само их существование — это не самый лучший способ хозяйствования. Проще говоря, для окружающей среды отходы обогатительных производств — тот ещё «подарок». И лучше бы от них избавиться.

«Собственно, мировой опыт тут имеется. Так, в США по схожей с нашей технологии практически полностью сожгли угольные шламы. Большой интерес к нашим разработкам проявляет и Китайская Народная Республика. У китайцев угледобывающая промышленность и всё, что с ней связано, имеет огромный размах — вот и от отходов им тоже надо избавляться. Кстати, в том же Китае технология ВУТ успешно развивается, в том числе и для гидротранспортирования угольного топлива. По данным Центрального угольного института, в Китае в настоящее время строится углепровод протяжённостью более 700 километров».

Вообще, продолжает Василий Мурко, в деятельности компании Сибэкотехника давно наметился странный парадокс: едва ли не чаще она работает с зарубежными партнёрами, чем собственно с российскими. География работ очень широка — построили установку во Вьетнаме, строят в Польше, ведут дела с Индией и Казахстаном, Китаем и Турцией, Монголией и Болгарией. Россия, конкретно Кузбасс? Тоже есть проекты, но не так много, как хотелось бы.

«Понятно, что во всё надо вкладывать деньги — например, один киловатт созданной электрической мощности обойдётся в полторы тысячи долларов. Однако есть ли резон скупиться, когда речь идёт об экологически чистой технологии, способной принести реальную пользу? Вероятно, многие всё же думают иначе...»

А пока опытная установка в Рудничном районе продолжает работать, превращая угольный кек в энергию. Вот только энергия эта уходит в никуда: желающих обогреть свой дом или офис с помощью современной технологии поблизости не нашлось.

Сайт компании «Сибэкотехника»

biz.a42.ru

«Мокрый» уголь вместо мазута | АКАДЕМГОРОДОК

По-хорошему, подобные демонстрации удобнее всего проводить в самом Академгородке, где работают ученые. Так, по крайней мере, можно «подтянуть» гораздо больше народу, больше заинтересованных лиц. И вообще, это логично – специалисты демонстрируют разработку прямо на своем месте, где в их распоряжении находится весь необходимый инструментарий.

С водно-угольным топливом по этой части у наших ученых «не срослось» – демонстрацию придется проводить за сотни километров от Новосибирска, поскольку ни в Академгородке, ни в Новосибирской области подходящего объекта для испытаний технологии горения водно-угольной смеси получить не удалось. Уже много лет дирекция Института теплофизики СО РАН бьется за неработающую котельную, расположенную буквально в нескольких шагах от их научного учреждения. Лучшего места для испытаний и демонстрации ВУТ придумать сложно. Но, в силу наших специфических особенностей, разрешения на использование данного объекта им получить так и не удалось. Поэтому пришлось отправиться в другие края.

Таким объектом стала небольшая муниципальная котельная в поселке Барзас Кемеровской области. Как пояснил главный научный сотрудник ИТ СО РАН Леонид Мальцев, нашим ученым выделили там небольшую площадку, где они за свой счет (подчеркиваем – за свой счет!) создали котел для ВУТ мощностью два мегаватта. По его словам, испытания прошли достаточно успешно – водно-угольная смесь показала устойчивое горение. Поэтому уже в первой половине года можно осуществить открытую демонстрацию установки.

Почему кузбассцы пошли навстречу ученым, догадаться, в общем-то, не сложно. Кузбасс, как мы знаем, – наша «кузница». И это обстоятельство накладывает на регион свой отпечаток. Угольно-обогатительные предприятия ежедневно оставляют там тысячи кубов отходов. Это так называемый кек, состоящий из угольной пыли и воды. Что делать с этой мокрой субстанцией, не понятно. По большому счету, производителям ничего другого не остается, как сливать кеки в овраги, дополнительно уплачивая за это деньги.

Ученые ИТ СО РАН, занимающиеся водно-угольным топливом, предложили кузбасским производителям вполне себе рациональную технологию утилизации отходов углеобогащения. Ведь кек по своему составу идентичен водно-угольному топливу. Почему бы эту смесь – после дополнительной обработки – не использовать в качестве топлива? В итоге мы получаем двойную пользу: избавляем природу от загрязнения и получаем дополнительный источник энергии. Как мы понимаем, кек сам по себе имеет отрицательную стоимость. В случае же удачного эксперимента по его сжиганию его вполне можно будет реализовывать как сырье.

Собственно, именно такой эксперимент и был осуществлен на опытном котле в поселке Барзас. В принципе, если бы демонстрация предполагалась на территории Академгородка, ученые бы самостоятельно приготовили водно-угольную смесь, используя специальное лабораторное оборудование. В частности, особые мельницы для микропомола угля, коими располагает ИТ СО РАН. Но выбирать не приходилось. Использование кека – в каком-то смысле вынужденный вариант, поскольку везти в другой регион полный комплект оборудования для приготовления ВУТ – фактически не реально, а покупать – очень накладно.

С другой стороны, работа с отходом углеобогащения, несмотря на определенные сложности с точки зрения качества исходной смеси, в социально-экономическом плане более содержательна. Во всяком случае, этот момент придает теме ВУТ дополнительную актуальность и снимает бессмысленные вопросы относительно того, зачем вообще нужно заниматься таким видом топлива. Отработав технологию тепловой утилизации кеков, ее можно смело применять на объектах малой энергетики, особенно там, где используется достаточно дорогой мазут.

По словам Леонида Мальцева, со стороны владельцев небольших тепловых станции Кузбасса постепенно возрастает интерес к теме водно-угольного топлива. И не только на Кузбассе.

Этой технологией уже серьезно интересуются на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Поэтому в случае успешного испытания вполне можно ожидать соответствующих заказов. Кстати, в комитете по энергетике мэрии Новосибирска также внимательно следят за этой работой ученых, считая данное направление важным и перспективным.

К сожалению, так случалось, что тема ВУТ стала в наше время восприниматься как нечто экзотическое, как какая-то нелепая затея отдельных специалистов. На самом деле всё далеко не так. Работы в этом направлении велись еще с советских времен. В частности, новосибирская ТЭЦ-5 должна была работать именно на водно-угольном топливе, для чего даже готовили специальный путепровод со стороны Кузбасса. Но потом «грянула» перестройка, и тема каким-то образом «рассосалась». Однако специалисты никуда не делись, и продолжали свою работу.

Сегодня, по сути, мы возвращаемся к тому, что было отложено почти на три десятилетия. И ученым, надо сказать, приходится работать не в самых лучших условиях, без адекватной государственной поддержки. Куда уж идти дальше, когда экспериментальную установку приходится делать за собственный счет? Данное обстоятельство, безусловно, вызывает определенные накладки, поскольку многое приходится делать «с колес», зачастую компенсируя скудность средств рационализаторской смекалкой. А весь процесс, по большому счету, держится на творческом энтузиазме. И как может быть по другому, если для специалистов это есть главное дело жизни, которому они посвятили многие годы? Серьезные исследователи доводят начатое дело до конца.

Олег Носков

academcity.org

Вместо мазута - "мокрый" уголь

​У​же много лет дирекция Института теплофизики СО РАН бьется за неработающую котельную, расположенную буквально в нескольких шагах от их научного учреждения. ​

Лучшего места для испытаний и демонстрации ВУТ придумать сложно. Но, в силу наших специфических особенностей, разрешения на использование данного объекта им получить так и не удалось. Поэтому пришлось отправиться​ в другие края. По-хорошему, подобные демонстрации удобнее всего проводить в самом Академгородке, где работают ученые. Так, по крайней мере, можно "подтянуть" гораздо больше народу, больше заинтересованных лиц.. И вообще, это логично - специалисты демонстрируют разработку прямо на своем месте, где в их распоряжении находится весь необходимый инструментарий. 

С водно-угольным топливом по этой части у наших ученых "не срослось" - демонстрацию придется проводить за сотни километров от Новосибирска, поскольку ни в Академгородке, ни в Новосибирской области подходящего объекта для испытаний технологии горения водно-угольной смеси получить не удалось. 

Таким объектом стала небольшая муниципальная котельная в поселке Барзас Кемеровской области. Как пояснил главный научный сотрудник ИТ СО РАН Леонид Мальцев, нашим ученым выделили там небольшую площадку, где они за свой счет (подчеркиваем - за свой счет!) создали котел для ВУТ мощностью два мегаватта. По его словам, испытания прошли достаточно успешно - водно-угольная смесь показала устойчивое горение. Поэтому уже в первой половине года можно осуществить открытую демонстрацию установки. 

Почему кузбассцы пошли навстречу ученым, догадаться, в общем-то, не сложно. Кузбасс, как мы знаем, - наша "кузница". И это обстоятельство накладывает на регион свой отпечаток. Угольно-обогатительные предприятия ежедневно оставляют там тысячи кубов отходов. Это так называемый кек, состоящий из угольной пыли и воды. Что делать с этой мокрой субстанцией, не понятно. По большому счету, производителям ничего другого не остается, как сливать кеки в овраги, дополнительно уплачивая за это деньги. 

Ученые ИТ СО РАН, занимающиеся водно-угольным топливом, предложили кузбасским производителям вполне себе рациональную технологию утилизации отходов углеобогащения. Ведь кек по своему составу и​дентичен водно-угольному топливу. Почему бы эту смесь - после дополнительной обработки - не использовать в качестве топлива? В итоге мы получаем двойную пользу: избавляем природу от загрязнения и получаем дополнительный источник энергии. Как мы понимаем, кек сам по себе имеет отрицательную стоимость. В случае же удачного эксперимента по его сжиганию его вполне можно будет реализовывать как сырье. Собственно, именно такой эксперимент и был осуществлен на опытном котле в поселке Барзас. В принципе, если бы демонстрация предполагалась на территории Академгородка, ученые бы самостоятельно приготовили водно-угольную смесь, используя специальное лаборатор​ное оборудование. В частности, особые мельницы для микропомола угля, которыми располагает ИТ СО РАН. Но выбирать не приходилось. Использование кека - в каком-то смысле вынужденный вариант, поскольку везти в другой регион полный комплект оборудования для приготовления ВУТ - фактически не реально, а покупать - очень накладно. 

С другой стороны, работа с отходом углеобогащения, несмотря на определенные сложности с точки зрения качества исходной смеси, в социально-экономическом плане более содержательна. Во всяком случае, этот момент придает теме ВУТ дополнительную актуальность и снимает бессмысленные вопросы относительно того, зачем вообще нужно заниматься таким видом топлива. Отработав технологию тепловой утилизации кеков, ее можно смело применять на объектах малой энергетики, особенно там, где используется достаточно дорогой мазут. 

По словам Леонида Мальцева, со стороны владельцев небольших тепловых станции Кузбасса постепенно возрастает интерес к теме водно-угольного топлива. И не только на Кузбассе. 

Этой технологией уже серьезно интересуются на Дальнем Востоке и в Восточной Сибири. Поэтому в случае успешного испытания вполне можно ожидать соответствующих заказов. Кстати, в комитете по энергетике мэрии Новосибирска также внимательно следят за этой работой ученых, считая данное направление важным и перспективным. 

К сожалению, так случалось, что тема ВУТ стала в наше время восприниматься как нечто экзотическое, как какая-то нелепая затея отдельных специалистов. На самом деле все далеко не так. Работы в этом направлении велись еще с советских времен. В частности, новосибирская ТЭЦ-5 должна была работать именно на водно-угольном топливе, для чего даже готовили специальный путепровод со стороны Кузбасса. Но потом "грянула" перестройка, и тема каким-то образом "рассосалась". Однако специалисты никуда не делись, и продолжали свою работу. 

Сегодня, по сути, мы возвращаемся к тому, что было отложено почти на три десятилетия. И ученым, надо сказать, приходится работать не в самых лучших условиях, без адекватной государственной поддержки. Куда уж идти дальше, когда экспериментальную установку приходится делать за собственный счет? Данное обстоятельство, безусловно, вызывает определенные накладки, поскольку многое приходится делать "с колес", зачастую компенсируя скудность средств рационализаторской смекалкой. А весь процесс, по большому счету, держится на творческом энтузиазме. И как может быть по другому, если для специалистов это есть главное дело жизни, которому они посвятили многие годы? Серьезные исследователи доводят начатое дело до конца. 

Олег Носков 

www.sib-science.info

Сибэкотехника

Статья в бизнес-журнале "Капитал" - Янв 19, 2017

Прощай, кек: экология как бизнес!Бизнес-журнал «Капитал» продолжает серию материалов о резидентах Кузбасского технопарка. В этот раз мы расскажем о компании, чья работа связана с приоритетной для нашего региона угольной промышленностью. Впрочем, по странной иронии судьбы едва ли не больше заказчиков это научное предприятие находит как раз за пределами Кузбасса... Но обо всём по порядку.

Миллионы тонн в отвалах

«Наша компания фактически существует уже более тридцати лет, ещё с советских времён. В начале 80-х годов в Советском Союзе всерьёз стали заниматься проблемой гидротранспортирования сыпучих грузов, в том числе и угля. Был создан специальный научно-исследовательский институт в Москве с отделением в Новокузнецке. Затем построили и ввели в эксплуатацию 262-километровый углепровод Белово-Новосибирск. Однако после распада СССР созданный комплекс оказался невостребованным. Но мы продолжили работу, сосредоточившись, в частности, на разработке и внедрении экологически чистых технологий переработки и сжигания угля».

 

 

Это слова директора по науке новокузнецкого предприятия Сибэкотехника Василия Мурко. В советские времена, добавляет Василий Иванович, с внедрением новых технологий было не в пример проще. Потому что 15–20 процентов бюджета научно-исследовательских институтов как раз и закладывалось на проведение поисковых работ. Предположим, ты предлагаешь какую-то идею с мероприятиями по ее реализации, собирается учёный совет — и если он проект одобряет, то начинаются практические шаги. «Путь от идеи до её воплощения был реальным и не особенно длинным. Сейчас, конечно, всё несколько иначе».

Основную работу компания ведёт в Новокузнецке, но есть и опытная установка в Кемерове, созданная в рамках российско-китайского проекта совместно с учёными КузГТУ. Окраина Рудничного района, в небольшом одноэтажном помещении эта установка и работает. Она уникальна — позволяет перерабатывать в энергию отходы горно-обогатительных предприятий, прежде всего так называемый угольный кек.

«В настоящий момент его попросту сваливают в отвалы. Причём надо понимать, что после переработки угля на обогатительных фабриках выбраковывается до 10 процентов всего изначального сырья. Грубо говоря, 10 миллионов тонн угля переработали — один миллион в качестве кека идёт в отвалы. Между тем, наша установка, вот этот самый котёл, способна решить проблему утилизации угольного кека. Да ещё и с пользой для всех. Причем, следует отметить, что основное технологическое оборудование изготовлено на местных машиностроительных заводах, в том числе котел изготовлен на Новокузнецком котельном заводе на базе котла "Теплотрон".

 

 

От Польши до Вьетнама

С пользой для всех — это и потому, что при переработке кека в установке вырабатывается энергия, способная обогреть и осветить как минимум целый комплекс зданий, но не только поэтому. А ещё и потому, что проблему хранения угольных отвалов таким образом можно тоже решить. С точки зрения экологии, само их существование — это не самый лучший способ хозяйствования. Проще говоря, для окружающей среды отходы обогатительных производств — тот ещё «подарок». И лучше бы от них избавиться.

«Собственно, мировой опыт тут имеется. Так, в США по схожей с нашей технологии практически полностью сожгли угольные шламы. Большой интерес к нашим разработкам проявляет и Китайская Народная Республика. У китайцев угледобывающая промышленность и всё, что с ней связано, имеет огромный размах — вот и от отходов им тоже надо избавляться. Кстати, в том же Китае технология ВУТ успешно развивается, в том числе и для гидротранспортирования угольного топлива. По данным Центрального угольного института, в Китае в настоящее время строится углепровод протяжённостью более 700 километров».

Вообще, продолжает Василий Мурко, в деятельности компании Сибэкотехника давно наметился странный парадокс: едва ли не чаще она работает с зарубежными партнёрами, чем собственно с российскими. География работ очень широка — построили установку во Вьетнаме, строят в Польше, ведут дела с Индией и Казахстаном, Китаем и Турцией, Монголией и Болгарией. Россия, конкретно Кузбасс? Тоже есть проекты, но не так много, как хотелось бы.

«Понятно, что во всё надо вкладывать деньги — например, один киловатт созданной электрической мощности обойдётся в полторы тысячи долларов. Однако есть ли резон скупиться, когда речь идёт об экологически чистой технологии, способной принести реальную пользу? Вероятно, многие всё же думают иначе...»

А пока опытная установка в Рудничном районе продолжает работать, превращая угольный кек в энергию. Вот только энергия эта уходит в никуда: желающих обогреть свой дом или офис с помощью современной технологии поблизости не нашлось.

 

sibecotechnics.ru


Смотрите также